Решение Верховного суда: Определение N 56-КГ15-31 от 12.01.2016 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 56-КГ15-31

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 12 января 2016 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Кликушина А.А.,

судей Горохова Б.А., Вавилычевой Т.Ю рассмотрела в судебном заседании 12 января 2016 г. по кассационной жалобе Мельникова Е В на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Приморского краевого суда от 6 августа 2014 года дело по иску Марковой Е Р к Мельникову Е В о признании утратившим право пользования жилым помещением, снятии с регистрационного учета и выселении, по встречному иску Мельникова Е В к Марковой Е Р о признании недействительным договора купли-продажи квартиры, признании недействительной доверенности.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А., заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Власовой Т. А., полагавшей, что состоявшиеся по делу судебные постановления подлежат отмене в части, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила Маркова Е.Р. обратилась в суд с иском к Мельникову Е.В. о признании утратившим право пользования жилым помещением, снятии с регистрационного учета и выселении.

В обоснование заявленных требований истец указала на то, что на основании договора купли-продажи от 12 ноября 2011 г. является собственником жилого помещения, расположенного по адресу:.

В данной квартире зарегистрирован ее брат Мельников ЕВ., который в квартире фактически не проживает, членом семьи истца не является, расходы по содержанию жилого помещения не несет, препятствует ей в пользовании квартирой.

Мельников Е.В. исковые требования не признал, обратился в суд со встречным иском к Марковой Е.Р. о признании недействительным договора купли-продажи квартиры, признании недействительной доверенности.

В обоснование своих требований указал на то, что спорная квартира была приобретена на деньги его родителей - Доброрез (Ачимовой) А.И. и Мельникова В.И., находившихся в момент приобретения квартиры в браке Мельников Е.В. был включен в ордер на получение данной квартиры и вселен в нее как член их семьи в 1968 году. В августе 2011 г. у его матери Ачимовой А.И. произошел инсульт, а 11 мая 2013 г. она умерла. До инсульта его матерью, которая уже находилась в плохом состоянии, была выписана доверенность его сестре Ачимовой СВ. для получения денег и оформления наследства после смерти отчима - Ачимова В.Н. О намерении матери продавать спорную квартиру он не знал; до смерти матери ему не было известно о наличии договора купли-продажи указанной квартиры заключенного между действующей по доверенности Ачимовой СВ. и Марковой Е.Р.

Мельников Е.В. ссылался на то, что спорная квартира является его единственным местом жительства, денег за продажу указанной квартиры его матери Маркова Е.Р. не передавала, в связи с чем просил признать сделку притворной в силу ее ничтожности, признать недействительным договор купли-продажи квартиры от 12 ноября 2011 г., признать недействительной доверенность, выданную Ачимовой А.И. на имя Ачимовой СВ. от 6 июля 2011г.

Маркова Е.Р. с заявленными требованиями не согласилась, ссылалась на то, что сделка совершена в соответствии с желанием их матери Ачимовой А.И. на основании доверенности, которая была оформлена у нотариуса на их сестру Ачимову СВ., о чем Мельникову Е.В. было известно деньги за квартиру были уплачены, Ачимова А.И. после инсульта понимала значение всех своих действий.

Решением Первореченского районного суда г. Владивостока от 19 мая 2014 г. в удовлетворении исковых требований Марковой Е.Р. и Мельникова Е.В. было отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Приморского краевого суда от 6 августа 2014 г. решение суда в части

отказа Марковой Е.Р. в удовлетворении иска о выселении Мельникова Е.В.

отменено, в указанной части принято новое решение об удовлетворении иска. Мельников Е.В. выселен из жилого помещения, расположенного по адресу: В остальной части решение суда оставлено без изменения.

Определением Первореченского районного суда г. Владивостока от 29 июля 2015 г. Мельникову Е.В. восстановлен процессуальный срок на подачу кассационной жалобы.

В кассационной жалобе Мельниковым Е.В. ставится вопрос о ее передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Приморского краевого суда от 6 августа 2014 г. в части отмены решения Первореченского районного суда г. Владивостока от 19 мая 2014 г. и вынесения нового решения об удовлетворении иска Марковой Е.Р.

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А. от 26 октября 2015 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки в кассационном порядке и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А. от 10 декабря 2015 года кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Стороны, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание не явились и сообщили, что явиться в судебное заседание не имеют возможности.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц, участвующих в деле.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит ее подлежащей удовлетворению, а апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Приморского краевого суда от 6 августа 2014 г. подлежащим отмене в части отмены решения Первореченского районного суда г. Владивостока от 19 мая 2014 г. и вынесения нового решения об удовлетворении иска Марковой Е.Р. к Мельникову Е.В. о выселении по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При рассмотрении настоящего дела судебной коллегией по гражданским делам Приморского краевого суда были допущены такого характера существенные нарушения норм материального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможно восстановление нарушенных прав заявителя.

Как усматривается из материалов дела и установлено судом, Ачимовой А.И., матери Марковой Е.Р., Мельникова Е.В. и Ачимовой СВ., на праве собственности принадлежало жилое помещение, расположенное по адресу:,

- что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права от 11 июля 2006 г. (л.д. 10).

Согласно выписке из формы № 17 ТСЖ «Заря» в указанной квартире с 22 марта 1994 г. также был зарегистрирован сын Ачимовой А.И Мельников Е.В. (л.д. 11, 68, 151, 166).

6 июля 2011 г. Ачимова А.И. выдала Ачимовой СВ. доверенность которой уполномочила ее управлять и распоряжаться всем принадлежащим ей имуществом, в чем бы оно ни заключалось и где бы не находилось заключать все разрешенные законом сделки, в том числе с недвижимым имуществом, в частности, продавать принадлежащее ей недвижимое имущество, заключать договоры купли-продажи недвижимого имущества (л. д. 162).

12 ноября 2011 г. между Ачимовой А.И. в лице Ачимовой СВ действующей на основании доверенности от 6 июля 2011 г., и Марковой Е.Р заключен договор купли-продажи квартиры, расположенной по адресу:

(л.д. 7).

Согласно имеющейся в материалах дела расписки от 12 ноября 2011 г Ачимова СВ. получила от Марковой Е.Р. сумму руб. в счет окончательного расчета за проданную квартиру (л.д. 106).

Государственная регистрация перехода права собственности на данную квартиру произведена 23 ноября 2011 г., о чем в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним сделана запись о регистрации № (л.д. 9).

11 мая 2013 г. Ачимова А.И. умерла.

Разрешая возникший спор, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что правовых оснований для признания недействительными договора купли-продажи спорной квартиры от 12 ноября 2011 г. и доверенности от 6 июля 2011 г., выданной на имя Ачимовой СВ., не имеется. При этом суд сослался на отсутствие доказательств мнимости оспариваемой сделки, а также неспособности Ачимовой А.И. понимать значение своих действий в момент выдачи доверенности.

Вместе с тем, отказывая Марковой Е.Р. в удовлетворении заявленных требований, суд исходил из того, что содержащееся в пункте 10 договора купли-продажи спорной квартиры от 12 ноября 2011 г. указание на то, что в ней зарегистрированы Ачимова А.И. и Мельников Е.В. и что в соответствии со ст. 292 Гражданского кодекса РФ других лиц, сохраняющих право пользования отчуждаемой по настоящему договору квартирой не имеется свидетельствует о достижении между сторонами договоренности о наличии обременении данной квартиры правами проживающих в ней лиц, то есть сохранением за ними права пользования жилым помещением, в связи с чем смерть Ачимовой А.И. - матери сторон, не прекращает права Мельникова Е.В. проживать в этой квартире.

Судебная коллегия по гражданским делам Приморского краевого суда согласилась с выводами суда первой инстанции об отсутствии оснований для удовлетворения требований Мельникова Е.В., указав также на то, что доказательств мнимости и недействительности договора купли-продажи и доверенности представлено не было, нахождение Ачимовой А.И. в беспомощном и неадекватном состоянии в момент совершения сделок не нашло своего подтверждения в судебном заседании, а о проведении посмертной психической экспертизы стороны ходатайств не заявляли.

Отменяя решение суда в части отказа Марковой Е.Р. в иске о выселении Мельникова Е.В. из спорного жилого помещения и принимая в указанной части новое решение, суд апелляционной инстанции исходил из того, что согласно пункту 2 статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации переход права собственности на жилой дом или квартиру к другому лицу является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника, если иное не установлено законом. Мельников Е.В., по мнению суда апелляционной инстанции, к лицам, которые не могут быть выселены из жилого помещения при смене собственника, не относится.

При этом судебная коллегия указала на то, что сам факт регистрации ответчика в спорной квартире на момент подписания договора купли продажи квартиры неверно расценен судом как согласование обременения в виде права пользования. Мельников Е.В. членом семьи Марковой Е.Р. не является, какого-либо соглашения с ним о пользовании жилым помещением не заключалось, его пользование спорной квартирой нарушает права истца как собственника, в связи с чем в силу статьи 35 Жилищного кодекса Российской Федерации он подлежит выселению.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает, что выводы суда апелляционной инстанции в части отмены решения Первореченского районного суда г. Владивостока от 19 мая 2014 г. и вынесения нового решения об удовлетворении иска Марковой Е.Р. к Мельникову Е.В. о выселении из спорного жилого помещения сделаны без учета и выяснения юридически значимых для правильного разрешения спора обстоятельств.

Согласно пункту 2 статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации переход права собственности на жилой дом или квартиру к другому лицу является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника, если иное не установлено законом.

Из буквального толкования указанной нормы следует, что право пользования жилым помещением членом семьи прежнего собственника при переходе права собственности к другому лицу, может быть сохранено в случаях, установленных законом.

Из материалов дела видно, что жилое помещение, расположенное по адресу: , - было приобретено родителями Мельникова Е.В. - Доброрез А.И. (мать) и Мельниковым В.И. (отец), находившимися в момент приобретения квартиры в браке.

Ордер на данное жилое помещение выдан Доброрез А.И. (впоследствии сменившей фамилию на Ачимову) на основании решения исполкома ЖСК «Заря» 23 июля 1968 г. (л.д. 71).

Из представленной справки ЖСК «Заря» следует, что Ачимова А.И является членом ЖСК «Заря» с 23 июля 1968 г., паевой взнос за указанную квартиру в сумме руб. коп. по состоянию на январь 1980 г. ею полностью выплачен ( л.д. 157).

Согласно выписке из формы № 17 ТСЖ «Заря» собственник жилого помещения Ачимова А.И. прописана в данной квартире с 27 июня 1974 г., ее сын - Мельников Е.В. был зарегистрирован в ней 22 марта 1994 г.

В соответствии со статьей 318 Жилищного кодекса РСФСР действовавшей на момент вселения Ачимовой А.И. и ее сына Мельникова Е.В. в спорное жилое помещение, лицу, принятому в члены жилищно строительного кооператива, по решению общего собрания членов кооператива, утвержденному исполнительным комитетом районного городского, районного в городе Совета народных депутатов предоставляется отдельная квартира, состоящая из одной или нескольких комнат, в соответствии с количеством членов семьи, суммой его паевого взноса и предельным размером жилой площади, предусматриваемым Примерным уставом жилищно-строительного кооператива. Заселение квартир в доме жилищно-строительного кооператива производится по ордерам, выдаваемым исполнительным комитетом районного, городского, районного в городе Совета народных депутатов.

Пунктом 19 ранее действовавшего Примерного устава жилищно строительного кооператива, утвержденного Постановлением Совета Министров РСФСР, было предусмотрено, что член кооператива имеет право проживать со своей семьей в предоставленном ему кооперативном жилом помещении.

Частью 1 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации предусмотрено, что к членам семьи собственника жилого помещения относятся проживающие совместно с данным собственником в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и в исключительных случаях иные граждане могут быть признаны членами семьи собственника, если они вселены собственником в качестве членов своей семьи.

В соответствии с частью 4 статьи 31 действующего Жилищного кодекса Российской Федерации в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования им за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи.

На основании статьи 19 Федерального закона «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации», действие положений части 4 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации не распространяется на бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения при условии, что в момент приватизации данного жилого помещения указанные лица имели равные права пользования этим помещением с лицом, его приватизировавшим, если иное не установлено законом или договором.

В соответствии с правовой позицией, изложенной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 24 марта 2015 г. № 5-П по делу о проверке конституционности статьи 19 Федерального закона «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» в связи с жалобой гражданина А.М. Богатырева, содержание прав членов семьи собственника жилого помещения в доме жилищного или жилищно строительного кооператива жилищным законодательством не определено Однако сложившаяся правоприменительная практика в случае отчуждения жилого помещения защищает эти права наравне с правами членов семьи собственника жилого помещения, отказавшихся от приватизации в его пользу, исходя из того что члены семьи лица, принятого в члены жилищно строительного кооператива, приобретали право пользования предоставленным ему по ордеру жилым помещением, основанное на решении общего собрания членов кооператива, утвержденном исполнительным комитетом районного, городского, районного в городе Совета народных депутатов, и сохраняли это право в дальнейшем, если после их вселения выданный ордер не был признан недействительным по основаниям, предусмотренным законом.

Таким образом, вопрос о том, может ли Мельников Е.В. быть выселен из спорной квартиры после отчуждении этой квартиры его матерью Ачимовой А.И. в пользу Марковой Е.Р., мог быть разрешен только после выяснения обстоятельств предоставления этой квартиры в ЖСК «Заря» его матери Ачимовой А.И. Если Ачимовой А.И. спорная квартира решением общего собрания членов кооператива, утвержденным исполнительным комитетом районного Совета народных депутатов, предоставлялась с учетом права ее сына Мельников Е.В. проживать в этой квартире, если Мельников Е.В. был включен в ордер на эту квартиру как член семьи Ачимовой А.И., то он приобрел самостоятельное право пользования квартирой и это право не могло быть прекращено при отчуждении квартиры новому собственнику.

При обращении в суд со встречным иском к Марковой Е.Р. Мельников Е.В. указал на то, что он был включен в ордер на квартиру и был вселен в нее родителями в 1968 году. Эти объяснения Мельников Е.В последовательно поддерживал во время рассмотрения дела в судах первой и апелляционной инстанций и повторил в своей кассационной жалобе поданной в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

При рассмотрении дела в суде первой инстанции это существенное для данного дела обстоятельство судом первой инстанции не выяснялось и не проверялось. Судом апелляционной инстанции эта ошибка устранена не была.

При таких обстоятельствах вывод суда апелляционной инстанции о том, что право пользования спорным жилым помещением за Мельниковым Е.В. подлежит прекращению по основаниям, предусмотренным частью 1 статьи 35 Жилищного кодекса Российской Федерации, основан на непроверенных данных и без выяснения того, когда и на каких основаниях ответчик был вселен в спорное жилое помещение и сохраняется ли у него право пользования этим жилым помещением после перехода права собственности на него к Марковой Е.Р.

Учитывая изложенное, апелляционное определение от 6 августа 2014г принятое с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлекшими вынесение незаконного судебного акта подлежит отмене в части отмены решения Первореченского районного суда г. Владивостока от 19 мая 2014 г. и вынесения нового решения об удовлетворении иска Марковой Е.Р. к Мельникову Е.В. о выселении.

Дело в этой части подлежит направлению на новое апелляционное рассмотрение в судебную коллегию по гражданским делам Приморского краевого суда. При новом рассмотрении суду апелляционной инстанции следует учесть изложенное, с учетом всех установленных по настоящему делу обстоятельств и с соблюдением требований материального и процессуального закона разрешить возникший спор.

Руководствуясь статьями 387, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Приморского краевого суда от 6 августа 2014 г. в части отмены решения

Первореченского районного суда г. Владивостока от 19 мая 2014 г. об отказе Марковой Е.Р. в удовлетворении иска о выселении Мельникова Е.В из жилого помещения, расположенного по адресу:,

- и в части принятия нового решения об удовлетворении иска Марковой Е.Р. к Мельникову Е.В. о выселении из жилого помещения, расположенного по адресу:,

- отменить.

Дело в этой части направить на новое апелляционное рассмотрение в судебную коллегию по гражданским делам Приморского краевого суда Председательствующий:

Судьи:


Комментарии ()

    Судебная практика по статье 35 ЖК РФ