Решение Верховного суда: Определение N 26-КГ14-73 от 08.04.2015 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№ 26-КГ14-73

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 8 а п р е л я 2 0 1 5 г.

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Хаменкова В.Б.,

судей Корчашкиной Т.Е. и Борисовой Л.В.

при секретаре Дарькине АО.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по заявлению Плиева Д М о признании незаконным отказа прокуратуры Республики Ингушетия в принятии мер прокурорского реагирования в отношении администрации г. Карабулак Республики Ингушетия по кассационной жалобе прокурора Республики Ингушетия Белякова П.А. на решение Магасского районного суда Республики Ингушетия от 13 марта 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Ингушетия от 3 июля 2014 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Корчашкиной Т.Е., возражения представителя Плиева Д.М. - Плиева Р.М Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Плиев Д.М. обратился в суд с заявлением на действия прокуратуры Республики Ингушетия, ссылаясь на то, что в рамках Республиканской адресной программы «Переселение граждан из аварийного жилищного фонда Республики Ингушетия» взамен его трехкомнатной квартиры расположенной по адресу: Республика ул. , предполагается выделение администрацией г. Карабулака Республики Ингушетия трехкомнатной квартиры в строящемся доме по адресу: Республика Поскольку в общую площадь планируемой ему для выделения квартиры незаконно включена площадь лоджии, которая составляет 3,6 кв.м, он обратился к прокурору Республики Ингушетия с заявлением о принятии мер прокурорского реагирования на нарушения норм жилищного законодательства, допускаемые администрацией г. Карабулак. Уведомлением прокуратуры Республики Ингушетия от 30 октября 2013 года в принятии мер прокурорского реагирования отказано.

Полагая свои права нарушенными, Плиев Д.М. просил суд признать незаконным и необоснованным отказ прокуратуры Республики Ингушетия в принятии мер прокурорского реагирования в отношении администрации г. Карабулак в связи с включением лоджий в состав общей площади жилых помещений, планируемых для выделения гражданам в доме № по ул.

возложить на прокуратуру Республики

обязанность дать соответствующую юридическую оценку законности действий администрации г. Карабулак при принятии указанного решения.

Решением Магасского районного суда Республики Ингушетия от 13 марта 2014 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 3 июля 2014 г., заявление Плиева Д.М. удовлетворено.

Определением судьи Верховного Суда Республики Ингушетия от 3 октября 2014 г. прокурору Республики Ингушетия отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

В кассационной жалобе, поступившей в Судебную коллегию по административным делам Верховного Суда Российской Федерации прокурор Республики Ингушетия ставит вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений, ссылаясь на допущенные судами первой и апелляционной инстанций при рассмотрении дела существенные нарушения норм материального права

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации от 25 ноября 2014 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 17 февраля 2015 г. дело передано для рассмотрения по существу в Судебную коллегию по административным делам Верховного Суда Российской Федерации.

Представитель прокуратуры Республики Ингушетия, надлежащим образом извещенный о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда Российской Федерации не явился, о причинах неявки не сообщил, в связи с чем на основании статьи 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации находит возможным рассмотрение дела в его отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы,

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что судами при рассмотрении настоящего дела допущено такого характера существенное нарушение норм материального права.

Исходя из положений статей 1, 21, 22 Федерального закона от

17 января 1992 г. № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации», части 5 статьи 15 Жилищного кодекса Российской Федерации, установленных по делу обстоятельств, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что у прокуратуры Республики Ингушетия имелись основания для принятия мер прокурорского реагирования по обращению заявителя, однако уведомлением от 30 октября 2013 г. в принятии мер прокурорского реагирования неправомерно отказано. Данный отказ, по мнению судебных инстанций нарушает права и интересы заявителя, поскольку противоречит части 2 статьи 1 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации определяющей, что целью осуществления прокуратурой Российской Федерации надзорных функций является обеспечение верховенства закона единства и укрепления законности, защита прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия поддержала позицию суда первой инстанции и кроме того, учла решение Карабулакского районного суда Республики Ингушетия от 26 декабря 2013 г., вступившее в законную силу 28 января 2014 г., которым установлено, что администрацией г. Карабулак в нарушение норм жилищного законодательства в общую площадь жилого помещения в доме № по ул. включена площадь лоджии.

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации находит приведенные выводы судебных инстанций основанными на ошибочном применении и толковании норм материального права, регулирующих возникшие правоотношения.

В соответствии с требованиями статьи 254 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации гражданин вправе оспорить в суде решение, действие (бездействие) органа государственной власти органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или

муниципального служащего, если считает, что нарушены его права и

свободы.

Согласно пунктам 1, 2, 3 статьи 10 Федерального закона от 17 января

1992 г. № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» в органах

прокуратуры в соответствии с их полномочиями разрешаются заявления,

жалобы и иные обращения, содержащие сведения о нарушении законов Решение, принятое прокурором, не препятствует обращению лица за защитой своих прав в суд. Поступающие в органы прокуратуры заявления и жалобы иные обращения рассматриваются в порядке и сроки, которые установлены федеральным законодательством. Ответ на заявление, жалобу и иное обращение должен быть мотивированным. Если в удовлетворении заявления или жалобы отказано, заявителю должны быть разъяснены порядок обжалования принятого решения, а также право обращения в суд, если таковое предусмотрено законом.

Статьей 10 Федерального закона от 2 мая 2006 г. № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации регламентировано, что государственный орган или должностное лицо обеспечивают объективное, всестороннее и своевременное рассмотрение обращения.

Аналогичные положения содержатся и в Инструкции о порядке рассмотрения обращений и приема граждан в органах прокуратуры Российской Федерации, утвержденной приказом Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 30 января 2013 г. № 45.

Как следует из статей 5, 10, 22 - 25, 25.1, 27, 28 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», принятие мер прокурорского реагирования является правомочием прокурора и может применяться (либо не применяться) прокурором по своему усмотрению, основанному на исследовании доводов жалобы заявителя и материалах проверки. В случае непринятия прокурором мер реагирования на заявление лица, дальнейшая защита предполагаемого нарушенного права лица производится в судебном или ином предусмотренном законом порядке.

По делу установлено, что Плиев Д.М. проживает в трехкомнатной квартире по адресу: г. кв принадлежащей ему на праве собственности, и является участником программы «Переселение граждан из аварийного жилищного фонда города Карабулак в 2011-2012 годах». Из письма администрации г. Карабулак 28 октября 2013 г. № 4498 ему стало известно о предоставлении ему в рамках данной программы другого благоустроенного жилого помещения равнозначного по общей площади жилому помещению, подлежащему сносу Полагая, что администрацией г. Карабулак при предоставлении другого жилого помещения допущены нарушения норм жилищного законодательства, Плиев Д.М. обратился в прокуратуру Республики Ингушетия с заявлением о принятии мер прокурорского реагирования ссылаясь на то, что в общий размер площади предоставляемого ему жилого помещения включена площадь лоджии, что противоречит части 5 статьи 15 Жилищного кодекса Российской Федерации.

30 октября 2013 г. прокурором Республики Ингушетия вышеуказанное обращение рассмотрено и по результатам его рассмотрения заявителю дан письменный ответ, в соответствии с которым оснований для применения мер прокурорского реагирования не имеется.

Удовлетворяя заявление Плиева Д.М., суд первой инстанции пришел выводу о том, что принятое прокуратурой Республики Ингушетия решение об отсутствии оснований для принятия мер прокурорского реагирования является необоснованным и нарушающим права заявителя, поскольку оно не содержит исчерпывающих ответов на поставленные в заявлении вопросы, и кроме того, не представлено доказательств, подтверждающих доводы содержащиеся в данном ответе прокуратуры.

Вместе с тем, как следует из материалов дела, письменное обращение заявителя было рассмотрено в установленном законом порядке уполномоченным лицом, по существу поставленных в обращении вопросов принят мотивированный ответ со ссылками на соответствующие нормы материального права. В этом ответе указано, что названный в заявлении Плиева Д.М. строящийся дом в эксплуатацию не сдан, администрацией на баланс не принят, и потому оснований принятия мер прокурорского реагирования в настоящее время не имеется.

Следовательно, при рассмотрении упомянутого обращения со стороны должностного лица прокуратуры Республики Ингушетия не было допущено нарушения прав и законных интересов заявителя.

Несогласие заявителя с содержанием данного ответа само по себе не может служить основанием для удовлетворения требований о признании незаконным и необоснованным отказа прокуратуры Республики Ингушетия в принятии мер прокурорского реагирования в отношении администрации г. Карабулак.

На основании статьи 27 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» органы прокуратуры в своей деятельности должны обеспечить защиту прав, свобод человека и гражданина, при выявлении нарушений их прав прокурор обязан принять меры реагирования с целью их устранения.

При этом орган прокуратуры самостоятельно определяет порядок разрешения обращений, а суд не вправе обязать прокурора принять по итогам проверки то или иное конкретное решение, которое, по мнению заявителя представляется правильным. Непринятие прокурором мер реагирования на заявление гражданина не препятствует ему в дальнейшей защите предполагаемого нарушенного права этого лица в судебном или ином предусмотренном законом порядке, что и было сделано заявителем в данном случае, о чем свидетельствует решение Карабулакского районного суда Республики Ингушетия от 26 декабря 2013 г. по иску Плиева Д.М. к администрации г. Карабулак о признании незаконными действий администрации г. Карабулак по включению площади лоджии в общую площадь жилого помещения (л.д. 55-61).

Между тем судебными инстанциями приведенные выше законоположения и установленные обстоятельства учтены не были, в связи с чем состоявшиеся по делу судебные постановления нельзя признать законными.

В целях исправления судебной ошибки в применении норм материального права, допущенной судами при рассмотрении дела, которая повлекла вынесение неправосудных судебных постановлений, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации признает решение Магасского районного суда Республики Ингушетия от 13 марта 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Ингушетия от 3 июля 2014 г. подлежащими отмене.

Принимая во внимание, что обстоятельства, имеющие значение для дела, судом установлены, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации находит возможным, отменяя судебные постановления и не передавая дело на новое рассмотрение, принять по делу новое решение об отказе в удовлетворении заявления Плиева Д.М. о признании незаконным отказа прокуратуры Республики Ингушетия в принятии мер прокурорского реагирования в отношении администрации г. Карабулак Республики Ингушетия.

На основании изложенного Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,

определила:

решение Магасского районного суда Республики Ингушетия от 13 марта 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Ингушетия от 3 июля 2014 г. отменить.

Принять по делу новое решение, которым в удовлетворении заявления Плиева Д М о признании незаконным отказа прокуратуры Республики Ингушетия в принятии мер прокурорского реагирования в отношении администрации г. Карабулак Республики Ингушетия отказать Председательствующий

Судьи


Комментарии ()

    Судебная практика по статье 15 ЖК РФ