Решение Верховного суда: Определение N 41-КГ16-21 от 19.07.2016 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 41-КГ16-21

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 19 июля 2016 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Юрьева И.М.,

судей Рыженкова А.М. и Горохова Б.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Бандурина А С , действующего в своих интересах и в интересах несовершеннолетней Бандуриной А А , к Министерству обороны Российской Федерации о признании права собственности на жилое помещение в порядке приватизации

по кассационной жалобе Министерства обороны Российской Федерации на решение Миллеровского районного суда Ростовской области от 6 октября 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 29 января 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Рыженкова А.М., выслушав объяснения представителя Министерства обороны Российской Федерации по доверенности Сахарчук С.З., поддержавшей доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

- I —

установила:

Бандурин А.С, действующий в своих интересах и в интересах несовершеннолетней Бандуриной А. А., обратился в суд с иском к Министерству обороны Российской Федерации о признании права собственности на жилое помещение в порядке приватизации.

В обоснование исковых требований указано, что 21 июля 2006 г. между Бандуриным А.С. и Новчеркасской квартирно-эксплуатационной частью района заключен договор найма служебного помещения по адресу область, .

Приказом от 29 мая 2009 г. истец уволен с военной службы по достижении предельного возраста пребывания на военной службе.

11 сентября 2011 г. у Бандурина А.С. и его жены Бандуриной Н.Г родилась дочь Бандурина А.А., которая после развода родителей в мае 2013 г на основании соглашения о порядке осуществления родительских прав осталась проживать с отцом Бандуриным А.С. в спорной квартире.

Поскольку истцы ранее в приватизации не участвовали, то ссылаясь на Закон Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации», просили признать право собственности на спорное жилое помещение в порядке приватизации по ХА доли за каждым.

Решением Миллеровского районного суда Ростовской области от 6 октября 2014 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 29 января 2015 г., иск удовлетворен.

Определением Миллеровского районного суда Ростовской области от 9 сентября 2015 г. (с учетом определения того же суда от 27 октября 2015 г. об исправлении описки) Министерству обороны Российской Федерации восстановлен пропущенный процессуальный срок, установленный частью 2 статьи 376 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

В кассационной жалобе заявителем ставится вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений ввиду существенных нарушений норм материального и процессуального права.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Рыженкова А.М. от 15 июня 2016 г. кассационная жалоба заявителя с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены решения Миллеровского районного суда Ростовской области от 6 октября 2014 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 29 января 2015 г.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм материального права были допущены судами первой и апелляционной инстанций.

Судом установлено, что на основании договора найма служебного жилого помещения от 21 июля 2006 г. Бандурину А.С. была предоставлена квартира расположенная по адресу:

(т. 1, л.д. 27).

Распоряжением Правительства Российской Федерации от 21 марта 2003 г. № 365-р в Перечень закрытых военных городков был включен военный городок № области.

Распоряжением Правительства Российской Федерации от 19 августа 2011 г. № 1470-р указанный военный городок исключен из числа закрытых военных городков.

Приказом от 24 июня 2009 г. прапорщик Бандурин А.С. уволен с военной службы в запас по подпункту «а» пункта 1 статьи 51 Федерального закона от 28 марта 1998 г. № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» (по достижении предельного возраста пребывания на военной службе). Общая продолжительность военной службы истца составляет в календарном исчислении 15 лет 11 месяц 29 дней (т. 1, л.д. 19).

В соответствии с нотариально удостоверенным соглашением от 7 октября 2013 г. о порядке осуществления родительских прав родителем проживающим отдельно от ребенка, заключенным между Бандуриным А. С. и Бандуриной Н.Г., дочь Бандурина А.А., 11 сентября 2013 г.р., будет проживать с Бандуриным А.С. в месте его постоянного проживания (т. 1, л.д. 16).

Письмом от 22 ноября 2012 г. ФГКУ «Северо-Кавказское территориальное управление имущественных отношений» Бандурину А.С. в ответ на его обращение от 25 октября 2012 г. разъяснено, что спорное жилое помещение является служебным, приватизации не подлежит (т. 1, л.д. 12).

Бандурин А.С, Бандурина А.А. ранее в приватизации не участвовали (т. 1, л.д. 22,23).

Разрешая спор и удовлетворяя иск, суд первой инстанции (и с ним согласился суд апелляционной инстанции) исходил из того, что при предоставлении спорной квартиры вопрос о присвоении ей статуса служебного жилья не был решен в установленном законом порядке, фактически между сторонами сложились отношения по договору социального найма, кроме того, в силу положений Федерального закона от 27 мая 1998 года № 76-ФЗ «О статусе

- ч военнослужащих» Бандурин А.С. не подлежал увольнению с военной службы без обеспечения его жилым помещением на условиях договора социального найма либо посредством передачи жилья в собственность бесплатно.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что решение суда первой инстанции и апелляционное определение приняты с существенным нарушением норм материального права и согласиться с ними нельзя по следующим основаниям.

Статьей 2 Закона Российской Федерации от 4 июля 1991 г. № 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» определено, что граждане Российской Федерации, имеющие право пользования жилыми помещениями государственного или муниципального жилищного фонда на условиях социального найма, вправе приобрести их на условиях предусмотренных названным законом, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации и нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, в общую собственность либо в собственность одного лица, в том числе несовершеннолетнего, с согласия всех имеющих право на приватизацию данных жилых помещений совершеннолетних лиц и несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет.

Согласно статье 4 названного закона не подлежат приватизации жилые помещения, находящиеся в аварийном состоянии, в общежитиях, в домах закрытых военных городков, а также служебные жилые помещения, за исключением жилищного фонда совхозов и других сельскохозяйственных предприятий, к ним приравненных, и находящийся в сельской местности жилищный фонд стационарных учреждений социальной защиты населения.

Собственники жилищного фонда или уполномоченные им органы, а также предприятия, за которыми закреплен жилищный фонд на праве хозяйственного ведения, и учреждения, в оперативное управление которых передан жилищный фонд, с согласия собственников вправе принимать решения о приватизации служебных жилых помещений и находящегося в сельской местности жилищного фонда стационарных учреждений социальной защиты населения.

Таким образом, по общему правилу служебные жилые помещения приватизации не подлежат.

Как следует из материалов дела и установлено судом, спорное жилое помещение является федеральной собственностью, находится в оперативном управлении Министерства обороны Российской Федерации, передано на баланс ФГКУ «Северо-Кавказское территориальное управление имущественных отношений» Министерства обороны Российской Федерации, представители которых возражали против передачи квартиры в собственность истцу. Решение о передаче жилого помещения в муниципальную собственность Министерство обороны Российской Федерации не принимало.

— 5~ —

Определяя статус спорного жилого помещения, суд пришел к выводу о том, что истец занимает данное жилое помещение фактически на условиях социального найма.

Между тем данный вывод суда не основан на нормах закона.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 41 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации», использование жилого помещения в качестве специализированного жилого помещения, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами, допускается только после отнесения его к специализированному жилищному фонду решением органа, осуществляющего управление государственным или муниципальным жилищным фондом, в соответствии с установленным порядком и требованиями (часть 2 статьи 92 Жилищного кодекса Российской Федерации), которые в настоящее время определены Правилами отнесения жилого помещения к специализированному жилищному фонду утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 26 января 2006 г. № 42.

В материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие, что на дату заключения с Бандуриным А.С. договора найма служебного жилого помещения спорная квартира в установленном порядке отнесена к служебному жилищному фонду.

Однако суд не учел, что каких-либо положений, позволяющих в случае нарушения порядка отнесения жилого помещения к специализированному жилищному фонду отнести такое жилое помещение к жилищному фонду социального использования и признать за гражданами, проживающими в таком жилом помещении на основании договора найма служебного жилого помещения, право пользования им на условиях договора социального найма законодательство не содержит.

Основанием заключения договора социального найма является принятое с соблюдением требований Жилищного кодекса Российской Федерации решение органа местного самоуправления о предоставлении жилого помещения гражданину, состоящему на учете в качестве нуждающегося в жилом помещении (части 3 и 4 статьи 57, статья 63 Жилищного кодекса Российской Федерации). Указанное решение может быть принято и иным уполномоченным органом в случаях, предусмотренных федеральным законом указом Президента Российской Федерации или законом субъекта Российской Федерации (пункт 6 статьи 12, пункт 5 статьи 13, части 3, 4 статьи 49 Жилищного кодекса Российской Федерации).

Положения данных норм материального права судами не учтены.

Решение о предоставлении жилого помещения, о котором возник спор Бандурину А.С. как лицу, состоящему на учете нуждающихся в жилых помещениях, на условиях социального найма уполномоченным органом не

— 6 — было принято. Указанная квартира предоставлена Бандурину А.С. как военнослужащему во временное пользование на период службы с соблюдением требований Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих», на основании договора найма служебного жилого помещения, который Бандуриным А.С. в установленном порядке не оспорен и недействительным не признан.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судами первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, в связи с чем решение районного суда и апелляционное определение нельзя признать законными, они подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Миллеровского районного суда Ростовской области от 6 октября 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 29 января 2015 г. отменить дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции Председательствующий

Судьи


Комментарии ()

    Судебная практика по статье 12 ЖК РФ